© 2016 Икском.Хобби
15.07.2016 в 09:03

Парадоксы польского, или как учить язык на улице

Парадоксы польского, или как учить язык на улице

Моё любимое место отдыха — Балтика, туда в последние годы я отправляюсь каждое лето. Маршруты включают и польское побережье Балтийского моря, а поскольку путешествую я самостоятельно, языковый вопрос возник сам собою. К первому визиту в Польшу я готовился традиционно — обзавёлся разговорником, скачал из интернета специальное приложение на мобильник, но все эти хлопоты оказались напрасными. Сразу по приезду в Гданьск выяснилось — пользоваться языком Адама Мицкевича я не умею.

Так, во всех словарях и разговорниках «спасибо» по-польски «дзенькую бардзо» (dziękuję bardzo), но поляки в быту обычно так не говорят. Они говорят просто: «добрего!». Кстати, это же слово, по значению близкое к русскому «всего хорошего», часто употребляется и в качестве приветствия. А говорить «дзенькую бардзо», как мне объяснили владеющие русским поляки, можно, но это равносильно с поклоном и со словами «премного благодарен!» реагировать на какую-либо мелкую услугу, вроде придержанной двери.


Гданьск. «Двор Артуса»

Словом, язык мне пришлось изучать на улицах, в гостиницах, магазинах и ресторанах. И здесь я узнал, как много в этом славянском языке смысловых ловушек для русскоговорящих. Если вам советуют пойти в «склеп» — не пугайтесь, вас направляют в магазин (sklep). В ресторане не следует заказывать пироги — вам принесут пельмени (perogi). Выражение «отдохнуть на диване» звучит для поляка диковато, по-польски dywan — ковёр. Стул по-польски — кресло (krzesło), а тыква — дыня (dynia). К слову, дыня у них называется «мелон» (melon), так она в старину называлась и на Руси, когда была ещё редким экзотическим плодом. А если вы скажете поляку по-русски, что «у нас такой закон», он может подумать, что вы монах, ведь zakon по-польски — монашеский орден. 

Но как бы там ни было, а изучение польского языка улично-ресторанным методом, с обязательным чтением рекламы, вывесок и меню, принесло свои плоды. Я уже могу спросить, как мне пройти в нужное место, узнать цену на товар (польские числительные похожи на русские), и даже однажды по-польски объяснил группе каких-то неславянских туристов, скорее всего, голландцев, что перед ними не Волга, как они восторженно восклицали, а польская река Висла. А высшее моё достижение — самостоятельно прочитанная довольно длинная инструкция к автоматической камере хранения на вокзале. Камеры хранения там не те, что были у нас в советское время, в польских вам автоматически выдаётся ключик. Исходя из того, что чемодан я сумел без проблем закрыть в камере и через несколько часов извлечь обратно, инструкция была прочитана правильно.


Эльблонг. Памятник папе Иоанну Павлу II

Когда изучаешь язык в ходе непосредственно в ходе общения с его носителями, очень важно, по моему мнению, понять какие-то общие закономерности формирования чужой языковой среды. К примеру, много разных ужасов написано и сказано по поводу сложностей польской фонетики, всех этих «прж», «крст» и других кажущихся нам непроизносимыми польских звукосочетаний. Действительно, польская фонетика довольно сложна, и звучат польские слова для нас порой странно, а выглядят на письме для желающих изучить язык даже страшновато. Например, вот это — przepraszam, очень часто употребляемое и как извинение, и в значении «пожалуйста». Хорошо, что поляки нормально реагируют на коверканье их слов иностранцами, моё произносимое по буквам «пржепржосшэм» вызывало лишь улыбку. А я в таких случаях вспоминал, как когда-то давно в советском ресторане француз при мне заказывал «борстч» — тоже смешно, но ведь понятно, и на том спасибо.  

Лучше всего не пытаться произносить польские слова в точности так, как их произносят сами поляки. Да и вряд ли это возможно. Я, к примеру, так и не научился произносить звук, который на письме обозначается странной буквой «ł». А слово wzdłuż (вдоль) произношу как «вждлуж» — доходит и в таком виде.


Фромборк. Крепостная стена с Башней Коперника

Изучение языка по ходу общения — это ещё и возможность интересных лингвистических наблюдений. Сложнейшие, с четырьмя-пятью согласными подряд, но родные слова у поляков никаких затруднений не вызывают. А вот многие иноязычные, причём широко распространённые по всему миру, слова польским языком почему-то отторгаются. Автомобиль у них называется «самоход» (samochód), футбол — «пиука ножна» (piłka nożna, буквально «ножной мяч»). Моя квартирная хозяйка, пани Ханна, однажды поинтересовалась моей профессией. Смысл слова «журналист» она, хотя и приблизительно, поняла - «что-то связанное с TV», но произнести его правильно так и не сумела. Оказалось, по-польски «журналист» звучит для неё намного проще — «дзиенникардж» (dziennikarz). 

В заключение хочу сказать — этот парадоксальный и сложный язык, по мере его изучения, нравится мне всё больше. В нём можно найти старые славянские корни, давно утерянные в нашем языке. Например, в старину на Руси бытовало слово «мурин» — негр, производное от «мавр». По-польски негр и сейчас — Murin. Женские груди поляки и сейчас, как наши поэты позапрошлого века, называют «перси» (piersi), а рот — «уста»(usta). Нынешним летом я опять собираюсь в Польшу, уже нашёл себе через интернет комнату на берегу Гданьского залива. Комната по-польски «покой» (pokój).

Комментарии (0)